Воскресенье, 02:33
Главная / Атаман Матвей Платов

Атаман Матвей Платов

19.03.2012 23:29
Атаман Матвей Платов
«…Хвала наш Вихорь – атаман,
Вождь невредимых, Платов,
Твой очарованный аркан,
Гроза для супостатов».

В.А. Жуковский


Войсковой атаман Всевеликого войска Донского, граф Матвей Иванович Платов, родился 6 августа 1751 года. Интересно отметить рождение со слов легенды, которая гласит: «В этот день отец его, занимавшийся судоходством, пошёл на протоку осмотреть своё судно. Вдруг птица, летевшая над ним, уронила ему на шапку кусок хлеба. Когда же он подошёл к берегу, то к его ногам из воды выпрыгнул огромный сазан. Озадаченный этим идёт Иван Платов домой и узнаёт, что у него родился сын».

С 13 лет начинается действительная служба М.И. Платова в казачьем полку, куда отец записал его урядником. За участие в русско-турецкой войне 1768-74 г.г. он был произведён в офицеры и командовал сотней, а в двадцать лет уже командовал полком. Участвуя в многочисленных сражениях и походах, никогда не высказывал уныния и всегда находил для своих подчиненных одобряющие слова. В 1790 году за участие в штурме Измаила был произведён в генерал-майоры. А.В. Суворов, руководивший операцией, рапортовал начальству: «Бригадир и кавалер Платов, поощерял подчиненных своих к твёрдости под сильным перекрёстным огнём… Служил примером и с неустрашимость влез на крепостной вал… И много дал пособия с припорученным ему войском к преодолению неприятеля… Был он, Платов, сам повсюду примером храбрости». Или ещё одно свидетельство бесстрашия и мужества Платова. «Платов схватил в руки лестницу, приставил её к стене и с криком: «С нами Бог и Екатерина!» - первый перелез через стену».

Особые заслуги М.И. Платова перед нашим Отечеством в участии под его руководством донских казачьих полков в Отечественной войне 1812 года. Корпус атамана Платова первым столкнулся с французской конницей. Польские уланы графа Турно налетели на казаков, отходивших к деревне Кореличи. Быстро рассыпались атаманцы по полям, редкая и бойкая казачья лава стала наступать на поляков, вспыхнула ружейная перестрелка, то тут то там отдельные казачьи звенья с пронзительным гиком бросались на улан, те в свою очередь развернули эскадроны. Между тем, за тонкой завесой атаманской лавы, Платов собрал полки Сысоева 3-его и Иловайского 5-ого и спрятал их за деревней. Только тронулись уланы в атаку, как лава казачья повернула назад и пошла уходить, уланы бросились в погоню. И тут их прияла под выстрелы казачья артиллерия и с гиком понеслись полки Сысоева и Иловайского. С флангов летели атаманские сотни, всюду были казаки. Польские уланы начали уходить, но казаки их преследовали и наносили страшные раны пиками. Более 250 израненных улан было доставлено Платову.

Получив донесение о неудаче конницы графа Турно, начальник авангарда Наполеона, генерал Латур-Мобур, приказал генералу Рожнецкому 28 июня занять городок Мир и двигаться долее. В полдень 28 июня дивизия генерала Рожнецкого, имея в голове потрепанную бригаду польских улан графа Турно, двинулась по несвижской дороге. Вскоре поперек пути улан стали попадаться одиночные казаки, которые растянулись длинною цепью и скрывались где-то в лесу. Прозвучали первые выстрелы с коня, отдельные звенья казачьей лавы кидались на боковые дозоры поляков и уничтожали их. Поляки остановились. Платов ожидал, что они, не видя перед собой никого, кроме жидкой казачьей лавы, боросятся на него, но Рожнецкий был осторожен. Тогда Платов решил атаковать сам.

Вся местность: холмы, долины, речки, перелески наполнились казаками. Казалось, без всякого порядка неслись они вперед к полкам Рожнецкого. Сверкали копья пик, краснели алые лампасы, слышен был страшный гик несущихся всадников. Они были везде, их тонкий фронт был так широк, что не хватало полков ударить на них.

Такова была платовская лава. Бесконечно разнообразная, вполне самостоятельная. Каждый урядник – начальник звена, каждый хорунжий – командир взвода, действовали в ней самостоятельно, но у всех была одна цель, одно желание: истребить неприятеля. Одни помогали другим. Чуть видел станичник, что другому грозит беда, уже вихрем летел на выручку. Дрались пиками и саблями весь день. Устали страшно, но велика была и победа. Одних пленных было взято 12 офицеров и 163 нижних чина, а в те времена пленных брать не любили, считая, что они стесняют армию. До 600 убитых улан лежали на поле возле Мира.

Хитрыми действиями лавою казаки совершенно измучили поляков. «Не знаешь, - писали в то время про казаков французы, - как против них действовать; развернешь линию – они мгновенно соберутся в колонну и прорвут ее; хочешь атаковать их колонной – они быстро развертываются и охватывают ее со всех сторон..»

3 июля Платов получил приказ отходить на Слуцк. Уходя, он приказал всех тяжело раненных поляков перевязать и устроил их в небольшой часовне подле Романова, где их и нашли полки Латур-Мобура. Казаки задержали наступление наполеоновских полков и дали возможность нашим армиям Барклая и Багратиона соединиться, кроме того, постоянные нападения казаков измотали французскую конницу.

12 июля атаману Платову было поручено произвести набег в тыл неприятеля. Разделив свой отряд на небольшие партии Платов прошмыгнул неприятелю в тыл и явился одновременно повсюду. В занятых французами Могилеве и Орше, в Шклове и Копысе – везде хозяйничали казаки. За спиной у французов поднялись зарева пожаров, горели продовольственные запасы, магазины и склады фуража, отовсюду шли донесения с просьбой о помощи, и, когда утомленная французская конница примчалась, - никого уже не было.

Казаки очень хорошо знали, как делать набеги. Многовековая история, опыт войн с черкесами и татарами, словом, казачество прошло отличную школы и их набег был быстр и внезапен. За этот рейд казаки уничтожили более 2 тыс. неприятельских солдат, взяли в плен 13 офицеров и 630 нижних чинов. Ни про кого так много не говорили, никто не произвел на французов такого впечатления, как казаки. Наполеон их ненавидел и называл «поношением рода человеческого».

В Бородинском сражении набег казаков Платова в тыл французов остановил на целый час атаку на русскую позицию, За этот час защитники главной батареи Раевского получили подкрепление, и французская атака захлебнулась и была отбита.

В конце августа на Тихий Дон прискакал атаман Платов. Весь Дон шумел от казачьих голосов. Шли казаки давно уволенные в отставку, шли единственные сыновья. Донское дворянство выставило 1500 лошадей, торговые казаки пожертвовали 100 тыс. рублей на нужды армии. В самое короткое время было собрано 26 полков и снаряжено 6 орудий донской конной артиллерии и без отдыха тронулись эти полки с Дона на выручку русской армии.

«…Казаки делают войну весьма опасною, - писал француз де-Брак, - в особенности для тех офицеров, которые предназначены производить разведки. Многие из них довольствовались обыкновенно тем, что успевали узнать от местных жителей, и, из опасения наткнуться на казаков, никогда не проверяли на месте эти показания, а потому император не мог узнать того, что происходило в неприятельских войсках…»

Другой француз, генерал Моран, поражается лихостью и увертливостью казаков.

«…Казаки, кидаясь в атаку, - пишет он, - обыкновенно несутся маршем и хорошо останавливаются на этом аллюре. Их лошади много способствуют смелости и со своими всадниками составляют, как будто, одно целое. Эти люди, будучи осторожны, не требуют особых попечений о себе, отличаются необыкновенной стремительностью в своих действиях и редкой смелостью в своих движениях.

Какое великолепное зрелище представляла наша кавалерия, когда, блистая при лучах июньского солнца золотом и сталью, пылая отвагой, она гордо развертывала свои стройные линии на берегах Немана. Какие грустные размышления возбуждали эти перестроения, утомлявшие только лошадей и оказавшиеся совершенно бесполезными в делах с теми самыми казаками, которые до сих пор были презираемы всеми, но которые так много сделали для славы России. Каждый день видели их в виде огромной завесы, покрывающей горизонт, от которой отделялись смелые наездники и подъезжали к самым нашим рядам. Мы развертываемся, смело кидаемся в атаку и совершенно уже настигаем их линии, но они пропадают как сон, и на месте их видны только голые березы и сосны. По прошествии часа, когда мы начинаем кормить лошадей, черная линия казаков снова показывается на горизонте и снова угрожает нам своим нападением. Мы повторяем тот же маневр и по-прежнему не имеем успеха в своих действиях. Таким образом, одна из лучших и храбрейших кавалерий, какую только когда-либо видели, утомлялась и приходила в расстройство в делах с теми людьми, которых она постоянно считала недостойными себя, но которые, тем не менее, были истинными освободителями своего отечества!…»

«…Военная история представляет нам много весьма поучительных примеров, - пишет англичанин Нолан, - того превосходства казаков над регулярной кавалерией, которым не следует пренебрегать и которое не должно забывать».

За шесть месяцев борьбы с Наполеоном казаки истребили более 18 тыс. французов, взяли в плен 10 генералов, 1047 штаб- и обер-офицеров и около 40 тыс. нижних чинов. Знамен отбито 15, пушек 364 и 1066 зарядных ящиков.

Громадное количество серебра казаки сдали Кутузову для пожертвования на церкви.

В Казанском соборе в Санкт-Петербурге сделана из этого серебра тяжелая решетка вдоль главного амвона храма. На этой решетке есть только скромная надпись: «Усердное приношение войска Донского». В решетке этой 40 пудов веса.

Главнокомандующий Русской Армией князь М.И. Кутузов 17 января 1813 года писал Атаману Платову:

«Почтение мое к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течении Кампании 1813 года, которые были главнейшею причиною истребления неприятеля, лишеннаго в скорости всей кавалерии и артиллерийских лошадей, следовательно и орудий, неусыпными трудами и храбростью Войска Донского…. Я в полной надежде, что мужественные Донцы помогут нам совершить со славою поприще, начатое нами с таким блеском…»

А в письме из Плоцка Кутузов пишет:

«Сражение, бывшее 23 числа сего месяца под Данцигом, есть новый опыт усердия, ревности и отличной храбрости Донцов, Вами предводительствуемых. Услуги, оказанные Вами Отечеству в продолжении нынешней Кампании, не имеют примеров. Вы доказали целой Европе могущество и силу обитателей Богом благословеннаго Дона…» Казаки в войне 1812-1813 г. участвовали количеством 150 тыс. человек, иначе 30% мужского населения.

«На Дон и Нижния и Верхния Юрты, нашим Атаманам и казакам, Войсковому Атаману Графу Платову, Правительству Войска Донского и всему оному вернолюбезному нам Войску.

Донское наше воинство в настоящую ныне с французами войну, усердием, подвижностью и храбрыми действиями своими оказало важныя Отечеству услуги. Поголовное ополчение и прибытие онаго в знатных силах в нашей армии было столь поспешное и скорое, какое тогда токмо бывает, когда совершенная к исполнению долга своего ревность всех и каждого одушевляет и движет.

Мужественная и неутомительная бдительность войскового атамана Графа Платова, також и сподвизавшихся с ним всех войска сего храбрых генералов, офицеров и всех вообще Донских урядников и казаков, много способствовали к преодолению великих сил неприятельских и к одержанию над ними полных и знаменитых побед: они непрестанными на него нападениями и частыми с ним битвами везде возбраняли ему способы к продовольствию, и через то привели всю многочисленную конницу его в совершенное изнурение и ничтожество.

Когда потом, после многих бедственных для него сражений, был он победоносным нашим воинством поражен, обращен в бегство и преследован, тогда на пути в новых с ним жарких сражениях отбито у него бывшими под предводительством атамана графа Платова Донскими казаками знатное число артиллерии со многими взятыми в плен генералами, их офицерами и солдатами.

Сверх сего, неприятель, безпрестанно ими обезпокоиваемый, принужден был многия оружия свои, со всеми к ним принадлежностями, затоплять в болотах и реках; или, не успевая и того сделать, оставлять нам в добычу, так что в продолжении бегства своего за пределы Российские претерпели всеконечное и совершенное истребление.

Столь знаменитые заслуги и подвиги Донского Войска Нашего налагают на Нас долг перед целым светом засвидетельствовать справедливую Нашу признательность.

Да сохранится сие свидетельство в честь и славу его, в память потомков.

Пребываем ко всему Донскому воинству Императорскою Нашею милостию благосклонны.

Александр»

Умелое руководство казачьими войсками в Отечественную войну 1812 года, гуманное отношение к побеждённым, исключительная воинская находчивость и смелые, как сказали бы сегодня, неординарные решения, снискали Платову авторитет среди казаков, а также популярность в России и Европе. Достаточно сказать, что Городской Совет Лондона в 1814 г. единогласно проголосовал за награждение М.И. Платова саблей стоимостью 200 гиней. Сабля преподносится атаману графу Платову «в знак высокого уважения, которое Совет питает к непревзойдённейшему мастерству, блестящим талантам и неустрашимому мужеству проявленных во время длительных конфликтов, в которых он принимал участие для обеспечения свобод, мира и счастья Европы».

Личность М.И. Платова исключительно многогранна. Мы знаем его как бесстрашного полководца, мудрого политика, тонкого дипломата, рачительного администратора. Наряду с этим историки донесли до нас и свидетельства об исключительном обаянии Платова, о его каком-то особенном таланте психологического воздействия на окружающих. Биографы отмечают, что он, как никто другой, умел воодушевить казаков, «вдохнуть в них свою душу». В чём же причины этого необычного умения? Видимо их можно отыскать в глубинных истоках неповторимого феномена Платова – человека, вобравшего в себя черты подлинного народного самородка. Известно, что М.И. Платов был дружен с Жуковским и Денисом Давыдовым, весьма тесные приятельские отношения связывали его с известным поэтом Сергеем Николаевичем Глинкой, который издавал журнал «Русский вестник». О журнале много говорили, писали, спорили, но мало кто знал, что для его издания Глинка получил материальную помощь от Платова. Поэт, разорённый в результате наполеоновского нашествия, не смог бы продолжать издание журнала не получи он от Платова 2000 рублей. Любопытно также отметить, что в сентябре 1815 г. Платов навестил в Москве Глинку и предложил ему собрать и издать отдельно все материалы посвященные донскому краю. Незадолго до своей смерти Платову удалось открыть первую типографию в г. Новочеркасске.

Знаменитая поэма Жуковского «Певец во стане русских воинов», как известно, была написана поэтом в героические дни Отечественной войны 1812 года во время короткой передышки в боевых действиях. Эта поэма, ставшая одним из лучших поэтических памятников российской славы, ярко запечатлела образ М.И. Платова. Именно в ней он был наречён «Вихорь – атаманом», получив с легкой руки Жуковского столь символическое прозвище на веки. Большой знаток донской старины Д. Мордовцев в одном из своих очерков рассказывал, что однажды в 1812 году собрались у костра на привале Денис Давыдов, Надежда Дурова – Александров, Фигнер, Сеславин и другие. По их просьбе Жуковский согласился прочитать написанного им «певца». Во время чтения к костру незаметно подошел Платов. Когда он услышал посвященные ему и донским казакам стихи, то притиснувшись через толпу, стал обнимать Жуковского приговаривая: «Это я-то, «вихрь-атаман? Эх, стар я для вихря, да и не стою такой похвалы. Всё это мои детки, казаченьки. Их хвала и их это слава!» Смутившись
Жуковский не смог сказать ни слова, но всех выручил Денис Давыдов: «Ваше превосходительство, наш Вихорь-атаман, вождь невредимых! Ура!» И поднёс Платову кубок. Не стоит удивляться, что кипучей, дерзновенной натуре прославленного донского атамана были близки «и лиры звук, и сабли звон».

Нельзя не коснуться и того исторического факта, который навсегда останется в истории г. Новочеркасска, что Император Александр I утвердил представление «господина генерал-лейтенанта войска Донского, войскового атамана Платова» об основании нового города на Дону, который будет «именоваться Новым Черкасском». Таким образом план строительства новой столицы Дона был Высочайше рассмотрен и утверждён.

На высоком крутом холме, с которого в весеннюю пору открывается величественный вид на сливающиеся во время половодья реки Тузлов и Аксай 18 (30) мая 1805 года в день православного праздника Вознесения Господня состоялось торжество закладки столицы донского казачества. А через год на заранее сооружённую пристань под залпы торжественного салюта высадился десант первых его обитателей во главе с прославленным атаманом Всевеликого войска Донского Матвеем Ивановичем Платовым. Основанный Платовым город Новочеркасск в 2005 году  отметил свой 200-летний юбилей. Сейчас  возрождаются в столице Дона православные храмы и главный из них Новочеркасский Вознесенский кафедральный собор. Грандиозная постройка имеет высоту 74,6 метра и возвышается на самом высоком месте города, с которого по преданию и началось строительство новой столицы. Золочённые купола храма сияли над всей казачьей землёй, и в народе недаром храм прозвали вторым солнцем. Вместе с тем, в нескольких километрах от Новочеркасска в посёлке Мало-Мишкино находится бывшая резиденция М.И. Платова, где, как это не странно и парадоксально, в настоящее время размещается областная психиатрическая больница. Пришла в запустение усадьба, которая среди старожилов именовалась как «Голицыно», или «Архиерейская дача», но сохранилась, к счастью, церковь Платовых – церковь Рождества Богородицы в хуторе Мишкинском. Именно здесь, в фамильном склепе, покоился прах М.И. Платова до его перезахоронения в усыпальницу Вознесенского кафедрального собора Новочеркасска. Сама церковь была составным элементом «родового имения», включавшего жилой дом, хозяйственные постройки, садовую зону. Остаётся надеяться, что  усадьба Платова, которому город обязан своим существованием, а наше Отечество рядом выдающихся побед, будет отреставрирована, как составная часть нашей донской казачьей истории и послужит памятником, открытым для посещения многочисленных туристов.

Необходимо, чтобы каждый казак, побывавший на этой земле, ощутил связь времён, проникся духом славных предков, полюбил этот край всем сердцем и всегда был готов встать на его защиту. Пусть заезжие в эти края туристы понимают, что они прибыли в места, где чтят память предков, приумножают их славу и достоинство.

«Казачьему роду – нет переводу!»

Верховный атаман
«Великого Братства Казачьих Войск» - В.Ф. Никитин

Внимание! Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением автора статьи.

Категория: Статьи | Просмотров: 2356 | Добавил: Сталкер | Теги: Матвей Платов | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]